.RU

Распутин Валентин - страница 7


7


- Возвернись я туда, я бы там и остался - это точно. Сколько держался,

воевал и воевал, не прятался, не хитрил, а тут нашло. Нашло-наехало так - не

продохнуть. Зря это не бывает. Зря не зря - теперь уж дело сделано,

переделывать поздно.

Он лежал с закрытыми глазами - так легче было говорить - и говорил с

той рвущейся, прыгающей злостью, какая бывает, когда ее не к кому обратить.

- Но как, как ты насмелился? - вырвалось у Настены. - Это ж непросто:

Как у тебя духу хватило?!

- Не знаю, - не сразу ответил он, и Настена почувствовала, что он не

прикидывается, не выдумывает: - Невмоготу стало. Дышать нечем было - до того

захотелось увидеть вас. Оттуда, с фронта, конечно, не побежал бы. Тут

показалось вроде рядом. А где ж рядом? Ехал, ехал... до части скорей

доехать. Я ж не с целью побежал. Потом вижу: куда ж ворочаться? На смерть.

Лучше здесь помереть. Что теперь говорить! Свинья грязи найдет.

- Война кончится, - может, простят, - неуверенно сказала Настена.

- Нет, за это не прощают. За это, если бы можно было расстреливать, а

после сызнова поднимать, расстреливали бы по три раза. Чтоб другим неповадно

было. Моя судьба известная, и нечего теперь о ней хлопотать. Я шел и думал:

приду, погляжу на Настену, попрошу прощенья, что сломал ей жизнь, что гнул

без нужды да изголялся, когда можно было жить. И правда - чего не жилось?

Молодые, здоровые, всем, как нарочно, друг под друга подогнанные. Живи да

радуйся. Нет, надо было каприз показывать, власть держать. Вот дурость-то. И

сам же понимал, что дурость, не совсем ведь остолоп, понятье какое-то есть,

а остановиться не мог. Казалось как: успеем, наживемся, налюбимся - век

большой. Вот и успели. Думаю, приду, покажусь Настене на глаза, покаюсь,

чтоб извергом в памяти не остался, погляжу со сторонки на отца, на мать, и

головой в сугроб. Зверушки постараются: приберут, почистят. А уж чтоб вот

так с тобой быть - и не надеялся, не смел. Это-то за что мне привалило? За

одно за это, если б жить не вспохват, я должен тебя на руках носить.

- Ну что ты, что ты, - начала Настена, но он перебил ее:

- Погоди. Начал, так докончу, потом, может, не придется. Мне теперь про

себя оставлять ни к чему, не пригодится. Что есть, то и выкладывай. Вот.

Пришел, думал, ненадолго, думал, до прощенья да до прощанья, а сейчас уж

охота до лета дотянуть. Посмотреть напоследок, какое лето. Охота, и все -

хоть убей. А тут ты сегодня обогрела - в пору скулить от радости. - Он

поперхнулся, сглатывая комок в горле, и помолчал. - Мне от тебя много не

надо, Настена. Ты и так сколько сделала. Потерпи еще эти месяцы, потаись, а

там, придет пора, я сгину. Но потерпи. Немало ты от меня вынесла, вынеси еще

и это.

Настена подумала, что надо бы вскинуться, обидеться, но двигаться

почему-то не хотелось, слова не отделялись из одной общей тяжести, и она

промолчала. Он помедлил, подождав, и продолжал:

- На людях нам больше не жить. Ни дня. Когда захочешь, когда жалко меня

станет, приходи. А я молиться буду, чтоб пришла. На люди мне показываться

нельзя, даже перед смертным часом нельзя. Уж что-что, а это я постараюсь

довести до конца. Я не хочу, чтоб в тебя, в отца, в мать потом пальцем

тыкали, чтоб гадали, как я прятался, следы мои нюхали. Чтоб больше того

придумывали, косточки мои перемывали. Не хочу. - Он приподнялся и сел на

нарах, лицо его заострилось и побледнело. - И ты - слышишь, Настена? - и ты

никогда никому, ни сейчас, ни после, никогда не выдашь, что я приходил.

Никому. Или я и мертвый тебе язык вырву.

- Ты что, Андрей?! Ты что?! - испугалась Настена и тоже приподнялась,

теперь они сидели рядом, касаясь локтями друг друга, и она слышала его

тяжелое, гудящее, как в полости, дыхание.

- Я тебя не пугаю. Тебя ли пугать, Настена?! Ты для меня весь свет в

окошке. Но помни, всегда помни, живой я буду или неживой, где для меня

горячо и где холодно. Потом, когда все это кончится, ты еще поправишь свою

жизнь. Должна поправить, у тебя время есть. И может статься, когда-нибудь

тебе будет так хорошо, что захочется за свое счастье выпростать себя до

конца, сказать все, что в тебе есть. Это не трогай. Ты единственный человек,

кто знает про меня правду, остальные пускай думают что хотят. Ты им не

помощница.

- Чем же я, Андрей, заслужила, что ты так со мной разговариваешь? -

спросила Настена. Она растерялась и не знала, что говорить, этот чисто бабий

расхожий вопрос, в котором не столько обиды, сколько мольбы, сорвался у нее

сам собой и прозвучал жалобно, но Андрей, казалось, даже обрадовался ему,

чтоб под его смирением успокоиться совсем.

- Ничем не заслужила. Не сердись, не надо. Я знаю, ты поймешь. Поймешь

все, как есть. В другой раз я бы, наверно, не стал такое говорить, а теперь

приходится. Я теперь и сам не соображаю, что делаю, зачем делаю. Будто не я

живу, а кто-то чужой в мою шкуру влез и мной помыкает. Я бы повернул вправо,

а он нет - тянет влево! Ну ничего, уж немножко осталось.

- Ты как-то страшно все время говоришь...

- Не бойся. Я не тебя пугаю - себя. Да оно и себя тоже ни к чему

пугать: страшней не будет. Это я при тебе слабину дал. Зато все, что надо,

сказал, обо всем предупредил. Легче стало. Теперь ты говори.

- Что мне говорить...

- Как там мать - ходит?

- Последний год с печки почти не слазит. Только когда стряпня. К квашне

меня не подпускает - сама. Так и не научусь, поди, никогда хлебы печь.

- Отец все в конюховке?

- Ага. Если бы не он, давно бы всех коней порешили. Он один только и

смотрит. Тоже сдал. Кряхтит все, устает сильно. А тут еще я его позавчера

оглоушила.

- Что такое?

- Подписка была на заем. Я сдуру и бухнула: две тыщи. Куда как проста:

не пожалела, чего нет. А он сном-слыхом не чуял - ну и обрадовался, конечно,

похвалил меня.

Настена виновато хохотнула и взглянула на Андрея.

- Стариков пока не бросай, - сказал он и опять затмился, задумался. -

Мать, поди, долго и не протянет. Надо как-то скараулить их, поглядеть.

- А как же, Андрей, дальше-то? - несмело, замирая сама от своего

вопроса, спросила Настена. - Они ведь ждут, надеются: вот-вот ты скажешься,

напишешь, где ты есть. Кончится война - что им потом думать? У них вся

надежа на тебя.

- Надежа, надежа... - он вскочил и заходил по зимовейке. - Нет у них

никакой надежи. Все. Нет. Я только что об этом толковал. А насчет того, где

я, я тебе вот что скажу. В нашем госпитале капитан лежал. Подлечили его,

документы в руки - и так же в часть. На другой день те документы в почтовом

ящике подброшенные обнаружились. А капитана поминай как звали. Где он? Да

сам господь бог не знает, где он. Или позарились на форму, на деньги, на

паек да прихлопнули. Или сам замел следы. Был - и сплыл. С кого спрашивать?

Что там капитан - тыщи людей не могут найти. Кто в воздухе, кто в земле, кто

мается по белу свету, кто прячется, кто не помнит себя - все перемешалось

всмятку, концов не сыскать. Вот и я тоже: то ли есть, то ли нет. Как хочешь,

так и думай. Моим старикам ждать уж немного осталось. Там встретимся,

поговорим. Может, там войны нет. А здесь хоть у слабого, хоть у сильного

одна надежа - сам ты, больше никто. ,

Настена. не решалась возражать, и он, помолчав, заговорил спокойней:

- Еще неизвестно, что лучше: точно знать - твой сын или твой мужик

убитый лежит, или не знать ничего. Для жены, наверно, надо знать - чтоб

устраивать свою судьбу. Тут дело понятное: сам не выжил, дай ей пожить. Не

мешай. А для матери? Сколько их согласится не знать, жить с завязанными

глазами. Она и похоронку получит - не хочет верить. Ей и место укажут, где

зарыт, товарищ, который зарывал, напишет - все ей мало. Так пусть и моим

старикам хоть никакой, хоть мертвый огонек, да маячит. Раз уж я другого не

могу им показать. - Он повернулся к Настене и, отрубая, сказал: - Ладно,

хватит об этом. Слезай, будем чай пить. Скоро тебе ехать. Поедешь или,

может, останешься?

- Как же я останусь?

- Еще-то приедешь?

- Приеду, Андрей, приеду. А то прибегу. Дорогу теперь знаю.

- Неохота будет, не ходи, тут неволить себя нельзя. А я выдюжу, мне

этого дня надолго хватит. Настена вспомнила:

- Ой, я ведь тебе провианту привезла. Чуть обратно с ним не уехала. -

Она легко соскочила с нар и выгребла из кучи в угол два холщовых мешочка - с

порохом и дробью. - Половину отсыпь, а половину я отцу увезу, это он

заказывал.

- Мне и половины за глаза достанет, - обрадованно засуетился над

мешочками Андрей. - Теперь живу. Теперь мне и сам черт не страшен. Вот

одарила ты меня. Всем одарила. Ну, Настена, золотая ты моя баба! - Он

сграбастал ее и приподнял, она завизжала, отбрыкиваясь, но он тут же

осторожно опустил ее и с жесткой тоской самому себе сказал: - С этой бабой в

миру бы жить, а не по норам прятаться.

- Ну тебя! - не слыша, разволновалась Настена. - Прямо сердце зашлось -

до чего напугал! Я уж отвыкла, чтоб так хватали.

- Прибегай, я приучу.

- Да я-то бы каждый день прибегала.

- За чем же дело?

Пора было подбирать концы этого долгого, на весь день, и все же

урывистого свидания. Смеркалось, из углов сильнее потянуло гнилью, ближе и

опасней нависла прогнувшаяся в потолке доска, ненадежно, скользко, тревожно

стало вокруг. Разговор остыл.

Они наспех попили чаю. Андрей заставил Настену поесть, и она без

удовольствия пожевала сала с хлебом. Она уже оделась, когда он молча

протянул ей что-то круглое и блестящее, со светлеющими, как глазки, точками.

Настена тихонько ахнула:

- Ой, что за чудовина такая?

- Возьми, Настена. Часы. Я сам их с немецкого офицера снял. С живого -

не с мертвого. Мне они больше ни к чему, а тебе пригодятся. Будешь

продавать, не продешеви: это хорошие часы, в Швейцарии делали. Меньше чем за

две тыщи не соглашайся.

- Господи, да их в руки брать боязно.

- Бери. Больше дать тебе нечего.

Он проводил ее до дороги через Ангару, обнял в кошевке, замер на минуту

и, стеганув Карьку, спрыгнул в снег. И долго-долго, пока видно было

удалявшееся темное пятно, стоял неподвижно, с неподвижным же лицом и

остановившейся, оборванной мыслью: вот так...

...Настена ехала и плакала - до того схватило и сжало душу, а почему

так сильно схватило, сразу не понять, не разобраться. Ни одна боль в ней не

вызрела, не дала знать, что с ней делать, - все сплошь обметало каким-то

сквозным, сосущим беспокойством. Намешайте в чай пополам с сахаром соли и

залпом выпейте - так же захолонет и запнется внутри: для сладкого там свое

место, для горького свое. Чуть отдастся маленькой каплей сладкого и тут же

перешибет соленым, и потечет горечь по всему телу, прохватывая до костей.

Сколько годов была привязана Настена к деревне, к дому, к работе, знала

свое место, берегла себя, потому что и ею тоже что-то крепилось, стягивалось

в одно целое. И вдруг разом веревки ослабли - не снялись совсем, но ослабли.

Делай, насколько хватит свободы и силы, что хочешь, ступай, куда знаешь. А

куда ступать? Что делать? Уж и привыкла к своей лямке, притерлась, и не

уйдешь далеко, даже если решишься, и идти некуда. Как тут не растеряться?

Нет, видно, из веревок не выпрячься, надо их подтягивать и ждать, что будет

дальше. Убежать от судьбы она не сможет. Теперь и толочься-то придется по

тому же кругу, но словно бы в сторонке. Подглядывать, как живут другие, и

жить наособь, под секретом. Смотреть в оба глаза и говорить в полязыка.

Работать вдвое больше и спать вдвое меньше. Хитрить, изворачиваться, врать и

знать наперед, чем это кончится.

А все потому, что до поры сберег себя мужик.

Человек должен быть с грехом, иначе он не человек. Но с таким ли? Не

вынести Андрею этой вины, ясно, что не вынести, не зажить, не заживить

никакими днями. Она ему не по силам. Так что теперь - отступиться от него?

Плюнуть на него? А может, она тоже повинна в том, что он здесь, - без вины,

а повинна? Не из-за нее ли больше всего его потянуло домой? Не ее ли он

боялся никогда не увидеть, не сказать последнего слова? Он перед отцом и

матерью не открылся, а перед ней открылся. И может, смерть оттянул, чтоб

только побыть с ней. Так как же теперь от него отказаться? Это совсем надо

не иметь сердца, вместо сердца держать безмен, отвешивающий, что выгодно и

что невыгодно. Тут от чужого, будь он трижды нечистый, просто не

отмахнешься, а он свой, родной... Их если не бог, то сама жизнь соединила,

чтобы держаться им вместе, что бы ни случилось, какая бы беда ни стряслась.

Живые там, он - здесь. Господи, научи, что делать!

Тяжко, смутно и в то же время просторно, оглядно было на душе у Настены

как в доме, из которого вынесли вещи. Теперь можно распорядиться и так, и

этак. И знобила, и заманивала, тянула эта пустота, обнажившая все углы, где

каждая мысль отдавалась гулким вопросительным эхом.



programmnij-kompleks-grand-smeta-72-chasa-novoe-v-buhgalterskom-uchete-nalogooblozhenii-finansah-predpriyatiya-i-audite-21-chas-smetnoe-delo-578-chasov.html
programmnij-kompleks-rascheta-staticheski-neopredelimih-prostranstvennih-ferm.html
programmnij-peredel-gazeta-dolgov-vladislav-19012009-006-str-2.html
programmnij-produkt-caseware-working-papers-otchet-o-programmnom-obespechenii-dlya-vedeniya-ucheta-i-sostavleniya-otchetnosti.html
programmnij-produkt-parus-80-otchet-o-programmnom-obespechenii-dlya-vedeniya-ucheta-i-sostavleniya-otchetnosti-soglasno-msfo-8.html
programmno-apparatnij-kompleks-dlya-provedeniya-specialnih-kompleksnih-proverok-elektronnih-ustrojstv.html
  • ucheba.bystrickaya.ru/povtornie-operacii-v-otdalennie-sroki-posle-radikalnoj-korrekcii-tetradi-fallo-14-01-26-serdechno-sosudistaya-hirurgiya-14-01-13-luchevaya-diagnostika-luchevaya-terapiya.html
  • knigi.bystrickaya.ru/soderzhanie-programmi-kursa-tema-1-vvedenie-v-informatiku-s-m-movshovich-kand-tehn-nauk-docent.html
  • obrazovanie.bystrickaya.ru/prezentaciya-magisterskih-programm-universiteta-heriot-watt-19-noyabrya-v-10-00-ch-po-adresu-ul-bolshaya-krasnaya-55-7-j-korpus.html
  • tests.bystrickaya.ru/literatura-141-prilozheniya.html
  • reading.bystrickaya.ru/kommentarij-k-razdelam-makroekonomicheskaya-statistika-i-regionalnaya-statistika.html
  • diploma.bystrickaya.ru/vakuumnoe-napilenie.html
  • exam.bystrickaya.ru/vistavochnaya-deyatelnost-turfirm.html
  • essay.bystrickaya.ru/derzhavna-mitna-poltika.html
  • lektsiya.bystrickaya.ru/poryadok-priema-rukovodstvom-sharkovshinskogo-rovd.html
  • universitet.bystrickaya.ru/svedeniya-instrukciya-uchastnika-razmesheniya-zakaza.html
  • portfolio.bystrickaya.ru/p-e-r-e-ch-e-n-paspor-tfederalnoj-celevoj-programmi-deti-rossii-na-2007-2010godi-naimenovanie-programmi.html
  • institut.bystrickaya.ru/struktura-i-zakonomernosti-razvitiya-ekonomicheskih-otnoshenij-stranica-7.html
  • bukva.bystrickaya.ru/normativnie-materiali-i-uchebno-metodicheskaya-literatura-uchebnaya-programma-disciplini-prestupleniya-protiv-gosudarstvennoj.html
  • urok.bystrickaya.ru/poyasnitelnaya-zapiska-k-tematicheskomu-planirovaniyu-po-anglijskomu-stranica-8.html
  • uchit.bystrickaya.ru/svetloj-pamyati-semi-ali-shogencukova-posvyashayu-stranica-14.html
  • testyi.bystrickaya.ru/affilirovannoe-lico-godovoj-otchet-za-2007-god.html
  • letter.bystrickaya.ru/na-zasedanie-komissii-priglasheni.html
  • books.bystrickaya.ru/doklad-o-rabote-chetvertogo-soveshaniya-specialnoj-rabochej-gruppi-otkritogo-sostava-po-obzoru-osushestvleniya-konvencii.html
  • ucheba.bystrickaya.ru/prognozirovanie-i-planirovanie-ekonomiki-uchebnaya-programma-dlya-specialnostej-1-26-02-03-marketing-1-25-01-07-ekonomika-i-upravlenie-na-predpriyatii.html
  • universitet.bystrickaya.ru/tema-3-vnutrennie-istochniki-finansirovaniya-sanacii-predpriyatiya.html
  • tests.bystrickaya.ru/kursovaya-po-konstitucionnomu-pravu-rf-pravovoe-polozhenie-inostrannih-grazhdan-v-rossijskoj-federacii.html
  • textbook.bystrickaya.ru/imennoj-ukazatel-ukazatel-cheboksari.html
  • university.bystrickaya.ru/glava-17-monokapitalizm-vnutri-i-vne-izdanie-2-e-ispravlennoe-i-dopolnennoe.html
  • crib.bystrickaya.ru/kniga-ta-samaya-cel-stranica-13.html
  • uchit.bystrickaya.ru/tehnicheskoe-moloko-kompaniya-avtor-ne-ukazan-26052008-020-str-12-gosduma-rf-monitoring-smi-24-26.html
  • gramota.bystrickaya.ru/vvedenie-programma-razvitiya-oon.html
  • textbook.bystrickaya.ru/izbiratelnij-uchastok-385-spiso-k.html
  • spur.bystrickaya.ru/literatura-orlov-as-georgiev-va-osnovi-kursa-istorii-rossii-m-prostor-1997.html
  • university.bystrickaya.ru/esep-komitetn-zhmisi-turali-esept-sondaj-a-oblistardi-respublikali-maizi-bar-alalardi-zhne-astanani-tekseru-komissiyalari-zhrgzgen-memlekettk-arzhili.html
  • studies.bystrickaya.ru/klimaticheskie-ekologicheskie-faktori-i-obekti-dendrologii-ponyatie-o-zhiznennoj-forme.html
  • prepodavatel.bystrickaya.ru/the-analysis-of-examples-of-translating-transformations.html
  • kanikulyi.bystrickaya.ru/zadachi-konkursa-sbor-i-obobshenie-informacii-o-dejstvuyushih-sistemnih-podhodah-v-organizacii-deyatelnosti-uchenicheskogo-samoupravleniya-obsheobrazovatelnih-uchrezhdenij-stavropolskogo-kraya.html
  • tests.bystrickaya.ru/konspekt-lekcij-po-kursu-osnovi-filosofii.html
  • laboratornaya.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-disciplini-v-dv2-koncepcii-i-modeli-upravleniya-chelovecheskimi-resursami-napravlenie-podgotovki-visshego-professionalnogo-obrazovaniya.html
  • writing.bystrickaya.ru/audit-ucheta-malocennih-i-bistroiznashivayushihsya-predmetov-chast-3.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.